Интервью О. Ягафарова РБК Пермь о развитии беспилотных технологий

Оскар Ягафаров, директор технопарка Morion Digital дал специальное интервью РБК Пермь о возможном применении беспилотных технологий в пермском бизнесе.  

 05.04.2022 
Ссылка на видео: https://www.youtube.com/watch?v=ZWMXBajrvIY 
Расшифровка беседы: Пресс-служба Morion Digital 

К.: Оскар, давайте начнем разговор с того, есть ли спрос на сами беспилотные технологии у нас в крае? 
О.: Ну, конечно! Беспилотные технологии – когда человек слышит это выражение, что он сразу вспоминает? Робота доставщика, например, от Яндекса и примеры, связанные с роботами в повседневной жизни. На самом деле в Перми достаточно большое количество добывающих предприятий, промышленных предприятий. Я бы сказал, что не меньшим сегментом является для такой робототехники, для такого робототехнического транспорта, сегмент промышленных предприятий. 

К.:  А какие еще отрасли, помимо транспортной, нуждаются в беспилотных технологиях? 
О.: Интересное направление, например, у нас есть в технопарке компания, которая называется «Цифровой рудник». Они занимаются автоматизацией электротранспорта, который на глубине в шахтах ездит добывает руду. Это комбайны, это проходческие машины и так далее. Я считаю, что это один из очень интересных узких сегментов. Если говорить про что-то более повседневное, то робот, который разрабатывает компания Промобот, он обладает этим набором датчиков. Это ультразвуковые датчики, лидары, которые позволяют роботу перемещаться. Соответственно, есть, например, такой сегмент как «роботы телеприсутствия». Здесь тоже его можно назвать таким «беспилотным транспортом». Ну если не говорить про такие классические примеры, как беспилотная Тесла или робот-доставщик. 

К.: А насколько для Перми это сейчас актуально? То есть как минимум два сегмента бизнеса – это транспорт и промышленность – Вы назвали. Кто-то сейчас может воспользоваться грантами, которые сейчас выделяются? 
О.: Навскидку, я бы сказал, что в Перми я знаю четыре компании, которые плюс-минус в этой отрасли работают и могут быть заинтересованы. Как я сказал это  и «Промобот» и Цифровой рудник»,  а также компания Fort Telecomи компания Галилео Скай – это те, кто делают такие датчики для транспорта. Потенциально, наверное, они могут найти свое применение. Но надо понимать, что это новый рынок, новый сегмент, который если вот так вот развернуть эту цепочку технологическую, чтобы сделать что-то беспилотное – какой-то логистический робот, который будет ездить по складу и перевозить грузы на этом складе. Это и разработка программного обеспечения. Если про аппаратное обеспечение говорить – то это и лидары, и ультразвуковые датчики, и любые другие датчики, которые позволяют роботу ориентироваться. Это специальные мотор-колеса, которые позволяют роботу ездить. Это специальная батарея, которая может больше энергии сохранять, чтобы робот реже заряжался. Этой системы зарядки. Это bms система, система управления батареями. То есть одно простое решение о создании логистического робота – это десяток новых технологий, которые можно развивать, и можно в этом найти свой будущий бизнес. 

К.: Кто может сейчас производить такие устройства бесплотные у нас в Пермском крае? То есть ли предприниматели, которые этим могут заниматься сейчас? 
О.: Ну в целом есть, как я сказал, несколько компаний, которые этим занимаются. По-моему, даже логистических роботов кто-то пытается делать. Прямой ответ: что кто-то этим занимается. Какие-то компании и примеры есть. 

К.: По поставкам комплектующих для них. Сейчас это все усложнилось в плане логистики и в плане именно поставок комплектующих для производства. Не нарушаются ли у них сейчас какие-либо производственные процессы в связи с этими событиями? 
О.: Ну понятно, да с последними событиями, конечно же, логистические цепочки, партнерские цепочки – они так или иначе нарушены. Но все компании, насколько я знаю, находят новые варианты. Которые, естественно, ведут к удорожанию электронной компонентной базы некоторому, возможно, к удлинению временных сроков поставки. Но тем не менее – ситуация налаживается.  

К.: А почему вообще возникла актуальность в использовании беспилотных технологий? Вот в принципе – почему так? 
О.: Это можно посмотреть по сегментам. Достаточно мне кажется хорошо можно описать сегмент беспилотного транспорта, который разрабатывает компания «Цифровой рудник». Очевидно, что для того, чтобы шахтеры в забое работали, нужно сделать систему вентиляции, систему охлаждения и подготовки воздуха, нужно шахтеров туда опускать-поднимать… Куда как проще, если есть роботехническая штука, которая делает всю эту человеческую работу и человек не нужен там. Не надо, значит, загонять кислород, чтобы человек смог работать. 

К.: Но это же узко сегментированная отрасль? 
О.: Это конкретно для этого сегмента. 

К.: Для массового потребителя беспилотные технологии, как они могут быть заметны, например? То есть, для повседневного потребления, где они могут быть использованы? 
О.: Если говорить про беспилотный транспорт, то опять-таки пример Теслы показывает, что это и снижение количества аварий, это и облегчение перевозки тебя из точки А в точку B – потому что ты уже можешь меньше времени, меньше ресурсов, внимания, тратить на дорогу, возможно. Но это в будущем – пока такого беспилотного транспорта не существует, который полностью может заменить человека. Но в будущем, возможно, это будет доступно. 

К.: По поводу средств выделяемых. Достаточно ли будет 30 миллионов рублей для подобного граната, для развития беспилотных технологий? 
О.: Смотрите, очевидно, чтобы сделать новую Теслу, или логистического робота, или машину в забое, которая будет добывать и в шахте работать – тридцать миллионов очевидно недостаточно. Но, как я и сказал, это же целая совокупность технологий. И для развития какого-то одного сегмента, который может быть применен в нескольких видах транспорта, конечно, вполне достаточно. И может быть хорошим подспорьем для тех новаторов, которые сейчас на стадии НИОКРа, и им  нужен прототип, чтобы проверить работоспособность их теории. 

К.: Развитие беспилотных технологий повлечет за собой сокращение рынка труда среди сотрудников транспортной отрасли, если мы берем, допустим, явление, которое вы публиковали. То есть будет ли какое-то перепрофилирование для того, чтобы те же самые вчерашние водители могли стать операторами для таких беспилотных устройств? 
О.: Классический вопрос – заменит ли робот человека. Ну конечно, в сложной, в неприятной работе робот должен заменить человека. И это прекрасно, отлично, и к этому надо стремиться. Но при этом никто не думает, что создание роботов и роботизация она дает и новые рабочие места. Просто они будут более высокого интеллектуальные, они будут более интересные. Но и это тоже не все. Мне очень нравится пример Японии. Есть такой сегмент «роботы телеприсутствия».  То есть, например, если тебе нужно постоянно делать обход в каких-то сложных местах. Например, пройти по какому-то маршруту на заводе, на предприятии, проверить показания каких-то приборов, либо положение рукояток переключателей, еще какие-то вопросы, которые методами интернет-вещей невозможно сделать. Делают таких роботов, по-сути это что-то типа или Промобота, или проще – робота-пылесоса с веб-камерой, как обычно говорят. Такой робот телеприсутствия – он управляется оператором. И оператор может сидеть где-угодно. И оператором может быть кто угодно, кто способен выполнить эту работу и управлять роботом. Так вот, в Японии есть очень хороший пример, когда сделали одно кафе, где поставили официантами этих роботов телеприсутствия. И управляли этими роботами люди, прикованные к постели. То есть, те кто не может двигаться, но хочет работать. И им дали эту возможность. То есть если бы нет –  то он лежит к постели прикованный. А так он помогает обществу, общается с людьми, он получает деньги за свой труд. 

К.: Но это требует обучения, так или иначе? 
О.: Конечно. Но послушайте, у меня вот дети управляют коптером, пятилетний ребенок. Я думаю, что это не сильно сложно. Так сказать, вполне возможно. Опять-таки возвращаясь – есть датчики, которые все позволяют делать безопасно. 

К.: Какие еще отрасли требуют подобного выделения грантов? То есть помимо без пилотных технологий, есть еще подобные сегменты бизнеса, которым нужна такая помощь? 
О.: Ну вы знаете, цифровизация сейчас у нас во всех сегментах бизнеса. Я бы сказал так: что хорошо бы, чтобы такие меры поддержки были направлены на ранние стадии проектов, когда у них недостаточно ресурсов. И конечно же, с другой стороны, технологически это должны быть проекты, которые востребованы бизнесом, востребованы рынком. Поэтому если наши предприятия крупные, например рассказывают о тех направлениях, которые для них интересны в плане автоматизации  – конечно здорово, если они еще будут сопровождаться вот таким государственным финансированием для проектов ранних этапов. 

К.: Большое спасибо Вам за интервью, Оскар! Всегда рады Вас видеть и быть у Вас в гостях! 
О.: Спасибо!

К другим новостям

В Прикамье малый бизнес активноо развивается в креативных индустриях

Morion Digital развивает международное сотрудничество

Электромобили и зарядная инфраструктура: Наращивают киловатты

Фото и видео-материалы марафона “Безопасная Цифра”